Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:16 

To the brave and the petrified (Продолжение 1.2)

ArztinAsche
Люби Есенина в себе!
Дом по адресу, полученному в канцелярии отдела, оказался краснокирпичной многоэтажкой в плохеньком районе, которая тесно прижималась облезлым боком к грязному мосту, по которому на подводах поставлялись материалы для соседней фабрики. Грейвз поднялся на четвёртый этаж и постучал в картонную, судя по звуку, дверь. Открыли моментально, словно его прихода нетерпеливо ждали.
– Мисс Ти…- выражение лица Криденса сменилось с почти радостного на откровенно испуганное. – Мистер Грейвз?
– Здравствуй, Криденс. Решил лично проинспектировать, как ты устроился.
Криденс склонил голову максимально низко и едва заметно кивнул.
– Позволишь войти?
– Конечно, сэр. Простите.
Мальчишка поспешно прижался к стене, пропуская визитёра в комнату.
– И вот тут они тебя поселили? – Персиваль пренебрежительно скривился, осматривая жилище.
Осматривать, честно говоря, было особо нечего: одна маленькая комната, тёмная, из-за наличия всего одного небольшого окошка, которое последний раз мыли, кажется, ещё при постройке здания, топили, наверное, примерно тогда же. Из мебели – низкая койка, иначе это произведение мебельного искусства было не назвать, косо стоявший стол и один единственный стул под стать ему. Ещё был малюсенький камин, но, как уже выяснилось, огня в нём не наблюдалось уже очень давно.
– Халтурит хозяйственный отдел, откровенно халтурит. У нас в тюремных камерах условия комфортней.
Грейвз выдвинул стул, но скептически осмотрев его, оставил в покое, присев на краешек кровати.
– Что вы, сэр, – Криденс всё так же прижимался к стене, не поднимая головы, отчаянно сутулясь и комкая в пальцах полы своего куцего пиджачка. – Это очень хорошая квартира, сэр. Большое спасибо. Мне здесь очень комфортно. Не беспокойтесь, сэр.
– Ну если ты настаиваешь, – Персиваль покачал головой и достал палочку из поясного чехла, чем заставил мальчишку испуганно дёрнуться, и буквально вжаться в угол.
Грейвз материализовал основательный дубовый стул с бархатной обивкой и указал на него палочкой:
– Ты присядь, не подпирай эту стену. Она, конечно, ненадёжна, но ты ей уже не поможешь.
Но Криденс продолжал стоять как вкопанный, во все глаза глядя на мага.
– И ещё одно, с твоего позволения, – очередным взмахом палочки Персиваль разжёг огонь в камине. – Не хотелось бы снова попасть в руки колдомедикам, на этот раз с пневмонией. Попроси Порпентину организовать тебе нормальное отопление, хорошо?
Парень чисто инстинктивно кивнул, но судя по его затравленному взгляду, вряд ли он вник в суть фразы.
– Голдштейн заходила? – Грейвз кивнул на остатки узнаваемого фирменного штруделя на столе.
– Да, сэр. Мисс Тина и мисс Куинни заходят почти каждый день. Однажды даже пригласили меня к себе, сэр, – еле слышно закончил Криденс.
– Ну хорошо. Ты присядь, всё же, – маг носком ботинка сдвинул стул на пару сантиметров ближе к мальчишке. – Нам с тобой нужно обсудить дальнейший план наших действий.
Криденс, всё ещё с опаской, отлип от стены и послушно сел на край стула, чинно сложив руки на коленях.
Грейвз кратко и по существу пересказал ему основные пункты разговора с Президентом, наблюдая, как на моментах, связанных с Тиной, лицо мальчика проясняется, а уголки губ чуть приподнимаются. Президент была права, назначая её в команду наставников.
– Вот так дальше и поступим. Возражения будут? Просьбы?
– Нет, сэр, – Криденс отрицательно помотал головой и на секунду поднял на него глаза.
– Уверен, что Порпентину ты ещё сегодня увидишь, – Грейвз чуть улыбнулся, представляя восторг девушки, когда она узнает о назначении. – Начнёте с ней работать, но, Криденс, – он замолчал и держал паузу до тех пор, пока мальчишка не поднял на него удивлённый взгляд, – не забывай, что за тебя я отвечаю лично, поэтому, если возникнут любые жалобы или вопросы, ты в любой момент можешь, и даже должен, обратиться ко мне. Ты понял?
– Да, сэр, – Криденс отчего-то смутился, покраснел и снова опустил голову.
Персиваль раздражённо нахмурился, это начинало нервировать. Даже его домовой эльф кланялся реже, да что там, его эльф ему вообще никогда не кланялся, ворчливое самовольное создание.
– Да, вот ещё, – спохватился он, протягивая Криденсу книги. – Возьми, почитаешь на досуге. Тебе будет интересно, и полезно заодно.
– Это…– мальчик окончательно стушевался, не решаясь протянуть руку, – это мне?
– Тебе, кому же ещё? – Грейвз попросту положил книги Криденсу на колени. – Порпентина говорила, что ты интересуешься всякими зверушками, а тут немного информации про некоторых из них.
– С-спасибо, мистер Грейвз, – Криденс судорожно прижал тома, норовившие съехать с его колен, к животу.
– Не за что, они не мои - из библиотеки Конгресса.
Глаза парня расширились.
– Я верну их завтра же, сэр, не беспокойтесь.
– Перестань, – Персиваль отмахнулся и встал с колченогой кровати. – Библиотека не обеднеет. Вернёшь, когда все подробно изучишь. Ну что ж…– ему подумалось, что он мог бы задержаться, но не приходило в голову, под каким предлогом. – Мне пора. В Конгрессе ждёт Голдштейн.
– Да, сэр, конечно, – Криденс тоже вскочил со стула, замешкался с книгами, но так и не решился выпустить их из рук.
Грейвз стоял, глядя на него, и думал о том, кого сейчас мальчишка видит перед собой: его реального, с которым только начинается их знакомство, и с которым их ничего не связывает, или внезапно очеловечившегося Гриндевальда, которого он привык видеть именно в таком образе, и которого он…Мерлин, пусть Голдштейн ошибётся в своих догадках!
– Всего доброго, Криденс, до встречи.
– До свидания, мистер Грейвз, – Криденс поднял голову и посмотрел на уходящего гостя прямо. – Спасибо вам.
Персиваль лишь кивнул и вышел из комнатушки, в которой неожиданно стало слишком душно – наверное, переборщил с силой Инсендио, теперь эта пародия на камин до утра не погаснет. На улице он сделал несколько глубоких вдохов и пошёл вперёд, трансгрессировать в этом захолустье можно было откуда угодно, но почему-то захотелось ещё подышать воздухом. Почему именно сейчас он как никогда понимал Тину, которая рвалась облагодетельствовать мальчишку? Что ж, теперь у неё будет такая возможность, а он будет курировать этот процесс. Всё просто и понятно, ничего сложного. Грейвз остановился у какой-то подворотни, кивнул самому себе, удовлетворившись результатами размышлений, и трансгрессировал в Конгресс, радовать Голдштейн хорошими новостями.

***
Последующие несколько дней прошли вполне спокойно: Грейвз продолжал освобождать отдел от последствий руководства Гриндевальда, разбирал отчёты, отдавал распоряжения, и старательно пресекал участившиеся попытки обдумать судьбу мальчика, внезапно оказавшегося на его попечении. И когда он почти в этом преуспел, его озадачил новостью эльф-домовик Фричер:
– К вам посетитель, сэр, некий юноша.
– Юноша? – Грейвз поднял голову от бумаг, с которыми работал в кабинете и удивлённо изогнул бровь.
– Юноша, сэр, – недовольно повторил эльф. – Стоит на пороге, трясётся, словно лист клёна, и говорит, что должен вам что-то отдать.
– Хорошо, – Грейвз устало потёр переносицу и встал, набрасывая жилет. – Проводи его в гостиную.
– Он не желает входить, сэр.
– Почему же?
– Он не назвал причину, он вообще, знаете ли, не особо разговорчив, – проворчал Фричер, открывая дверь перед хозяином. – Сказал, что нужно что-то отдать, и всё.
Сбегая по лестнице, Персиваль подумал, что уже перестал понимать Тину, а такое поведение Криденса вызывало лёгкое раздражение. В самом деле, пора уже перестать бояться своей тени.
– Криденс, – констатировал он, выйдя в прихожую.
– Здравствуйте, мистер Грейвз.
Грейвз замер в дверях, глядя на оробевшего гостя на пороге, и вздохнул, чувствуя, как раздражение медленно отступает.
– Входи.
– Н-нет, сэр, простите, я всего лишь хотел вернуть ваши книги, – Криденс протянул ему стопку, стараясь не поднимать взгляд выше своей руки. – Я не хотел вас беспокоить, правда, но мисс Тина…
– Всё равно входи, нечего размахивать магическими книгами посреди улицы.
Кридес осознал, какую оплошность совершает, и поспешно прижал книги к груди, пытаясь скрыть от посторонних глаз. Грейвз подавил улыбку и простёр руку вглубь дома в приглашающем жесте.
– Благодарю, сэр.
Парень замялся на секунду, но всё же вошёл, снимая шляпу на пороге.
– Подожди секунду.
Персиваль коснулся ребром ладони груди Криденса, предостерегая его от следующего шага, и, встряхнув кистью второй руки, сделал в воздухе несколько замысловатых пассов.
– Охранные чары. Ты у меня впервые, они бы сработали, – пояснил он в ответ на поражённый взгляд своего гостя. – Теперь проходи.
В гостиной Криденс потрясённо замер, и, забыв о смущённости, разглядывал портреты и картины, живущие своей жизнью, метёлку для пыли, которая самостоятельно хозяйничала на каминной полке и стопку конвертов, которые вереницей поднялись в воздух с серебряного подноса при появлении хозяина.
– Знаешь, давай-ка пройдём в библиотеку, там спокойней, – предложил Грейвз, протягивая конвертам ладонь, куда они послушно спланировали, и убирая их в карман брюк. – Проходи, по лестнице вверх и направо. Фричер, – оклик мага остался без ответа, – подай нам чай в библиотеку.
Библиотека произвела на Криденса не меньшее впечатление. Картин, за исключением, пары мирно дремавших в своих рамах портретов, здесь не было, самовольно парящих щёток – тоже, зато были два яруса трёхметровых стеллажей, забитых сотнями книг.
– Присаживайся, – Грейвз указал на чёрный кожаный диван, стоящий посредине, и сам сел в кресло напротив. – Итак, книги?
– Да, сэр, – Криденс спохватился, вновь протягивая их, – Они очень интересные, спасибо.
– Ты прочёл их за два дня, – не без нотки зависти отметил Персиваль, взвешивая в руке увесистый «Энциклопедический справочник по магической зоологии». – Я даже перед экзаменами не делал таких успехов в скорочтении.
– Они увлекательные, мистер Грейвз, – Криденс вновь оробел под взглядом волшебника, и вернулся к разглядыванию библиотеки.
– Я рад, что понравились, – Персиваль положил книги перед собой на низкий столик из чёрного дуба. – Так что ты там говорил про Голдштейн?
– Мисс Тина, она…я хотел отдать книги поскорей, чтобы вы вернули их в библиотеку, но я не хотел вас беспокоить, сэр, – Криденс нервно одёрнул рукава пиджака. – Я попросил мисс Тину передать, а она сказала, что не увидит вас сегодня, а книги лучше вернуть, не откладывая, но ей срочно нужно отправляться на вызов, и она…
– И она? – уверенно кивнул Грейвз, уже зная, что услышит дальше.
– Она дала мне ваш адрес, сэр, – закончил Криденс полушёпотом.
– Почему я не удивлён? – пробормотал Персиваль, и поспешил успокоить своего гостя, заметив, как тот дёрнулся от неожиданности, когда ближайший портрет решил проявить признаки жизни: – Не обращай на них внимания, пожалуйста. Они тихие обычно, поэтому я их тут оставил. Я люблю проводить время в библиотеке, но с такими обитателями, как в гостиной о спокойном времяпровождении можно было бы забыть.
– Между прочим, эти полотна кропотливо собирала ваша матушка, – уведомил домовик, опуская поднос с чаем на стол, повергнув Криденса своим внезапным появлением в предшоковое состояние.
– Никто не посмеет усомниться в эстетическом вкусе моей матери, Фричер, однако для спокойного тихого места, каким я хочу видеть библиотеку, её приобретения слишком общительные.
Персиваль проигнорировал ворчание эльфа в ответ и повернулся к гостю:
– Всё в порядке? Это же Фричер, вы виделись, когда ты пришёл. Никогда раньше не видел домашних эльфов в действии?
Криденс отрицательно помотал головой.
– Нет, сэр, никогда.
– Тогда привыкай и заодно знакомься, это Фричер, он мой эльф-домовик.
Мальчишка почтительно привстал, Фричер удостоил его лёгким кивком, не отрываясь от сервировки.
– Это всё, сэр?
– Да, Фричер, можешь идти.
Домовик молча испарился.
Грейвз подвинул к парню чашку с чаем, и предложил, заметив неугасаемый интерес:
– Если тебя тут что-то интересует, ты вполне можешь встать и пойти это посмотреть.
В ответном взгляде было столько надежды и одновременно недоверия, что Персивалю стало не по себе.
– Иди, можешь выбрать себе какие-нибудь книги, если хочешь. Они не все интересные, и не все на английском, но что-то подходящее ты здесь должен найти.
– Спасибо, сэр.
Грейвз ободряюще кивнул и взял чашку с чаем, мановением второй руки заставив распечататься первый конверт из тех, которые он забрал в гостиной.
Он отвлёкся только после того, как закончил со всей корреспонденцией, и понял, что в библиотеке удивительно тихо. Криденса он обнаружил, обернувшись через плечо. Тот стоял у камина, прижав руки к груди – видимо, чтобы ничего лишний раз не трогать – и рассматривал колдографии на каминной полке.
– Это годы моей учёбы.
Криденс вздрогнул и обернулся, будто его застали за каким-то постыдным занятием.
– Первые три изображения – это Ильверморни, – Грейвз поднялся из кресла, чуть размял затёкшие плечи, подошёл ближе и протянул руку над плечом Криденса. – А это – Хогвартс.
Криденс с удивлением уставился на группу парней в сине-серебристых шарфах, улыбающихся и машущих ему руками с колдографии, и несмело поинтересовался:
– Это же в Англии? Мне рассказывала мисс Тина.
– В Великобритании. В Шотландии, если быть точнее.
– Вы там учились?
– Проходил стажировку. Учился я, как все юные маги Соединённых Штатов, в Ильверморни, а после её окончания, меня направили в Хогвартс на полгода, по обмену опытом, так сказать, – Персиваль задумчиво усмехнулся, поправляя и без того идеальное положение рамки колдографии, и продолжил: – На полгода закрепили за факультетом – я попал в Когтевран. Только представь, у них там всё решает шляпа – потом назначили обязательные для изучения курсы, а после Рождества я вернулся домой. Рождество в Хогвартсе – это что-то сказочное, на это стоило посмотреть воочию, конечно. Вот там-то я и успел нахвататься европейских привычек, за которые меня до сих пор корит Президент. Знала бы она, какие привычки я оставил взамен своим однокурсникам-англичанам.
Криденс изо всех сил старался скрыть подобие улыбки.
– Давай вернёмся к чаю, иначе он совсем остынет.
Персиваль продолжил рассказ о школьных приключениях, не забывая подвигать к Криденсу пирожные и кексы попеременно. Поразительно, но эти школьные байки расслабили мальчишку, и его извечные напряжённость и боязливая сутулость стали почти незаметны. Он с любопытством слушал, в глаза всё ещё дольше секунды не смотрел, но и взгляд так старательно не прятал, больше не истязал обшлага и манжеты, не отказался от второй чашки чая и даже однажды почти улыбнулся. Грейвзу это показалось хорошим знаком, и он готов был начать собой гордиться, как вдруг Криденс неаккуратно протянул руку за кексом, разрекламированным Персивалем, и задел стоявший сбоку заварник. Несколько секунд они оба просто заворожено наблюдали, как ароматный напиток образовывает не менее ароматные лужи на столе, с последующим их перетеканием на пол, покрытый длинноворсным светлым ковром. Грейвз удивлённо хмыкнул, и уже было занёс руку для невербального заклинания, как Криденс резко вскочил на ноги:
– Простите, сэр, это вышло случайно, простите…я…я сейчас, – он трясущимися пальцами вернул заварник в стоячее положение, схватил белоснежную льняную салфетку, но тут же отбросил её, извлёк из кармана не первой свежести носовой платок, попытался окунуть в чайные реки его. – Простите меня, я всё исправлю, сэр.
– Прекрати, – Грейвз, с трудом сдерживая раздражённый стон, встал, обогнул стол, перехватил запястья мальчишки и прижал его к себе, просто чтобы пресечь невротические попытки размазывания заварки по столешнице. – Ты не сделал ничего непоправимого. Смотри.
Ученики первого курса овладевают Эскуро чуть ли раньше всех остальных заклинаний, ведь твои баллы за хорошее поведение зависят, в том числе и от того, насколько быстро ты сумеешь убрать весь созданный тобой беспорядок. Заварник, блюдца, салфетки, чашки, повинуясь едва заметному движению пальцев, чинно занимали свои первоначальные места на абсолютно чистом сухом столе.
– Ваш ковёр, сэр, – Криденс подозрительно всхлипнул, пытаясь то ли прижаться ближе, то ли отодвинуться.
– И он тоже, – Персиваль успокаивающе провёл ладонью по его волосам, и указал на тёмное чайное пятно, которое стремительно уменьшалось в размерах, пока не исчезло вовсе. – Видишь, всё просто. Садись.
Грейвз усадил парня обратно на диван, но к чаю тот больше не притронулся, да и беседа не клеилась.
– Мистер Грейвз, я, наверное, – он снова опустил глаза и запнулся. – Мне уже пора.
– Хорошо, я провожу тебя. Выбрал какие-нибудь книги?
– Нет, сэр, я не знаю, какие выбрать, их тут так много. Я спрошу у мисс Тины.
– Криденс, – Персиваль наклонил голову, стараясь поймать взгляд мальчика. – Если тебе понадобятся какие-то книги, или совет, или ты просто захочешь что-то обсудить, ты всегда можешь прийти. Мы уже договорились, что ты можешь обратиться ко мне с любым вопросом, да?
– Да, сэр.
– Не забывай об этом, – Грейвз распахнул перед мальчишкой дверь библиотеки, и вслед за ним спустился в прихожую.
От былого раздражения, которое он испытывал, спускаясь по этой лестнице несколькими часами ранее, не осталось и следа. Вместо него появилось желание сделать ещё что-нибудь хорошее для этого мальчика.
– До свидания, сэр, спасибо за приглашение и за чай.
– До свидания, – Персиваль остановился на пороге, всматриваясь в кромешную тьму, которая начиналась там, где заканчивался освещённый тротуар, и куда сейчас направлялся его гость. – Криденс, вернись, пожалуйста.
Он удивлённо посмотрел на него, но безропотно вернулся обратно в прихожую.
– Да, мистер Грейвз?
– Я провожу тебя, я же сказал, – Грейвз надел пальто, набросил шарф, но зачем-то закрыл на замок дверь, – Ты ведь не против?
– Нет, сэр.
– Тогда пойдём.
Персиваль протянул руку и выжидательно замер.
– Мы ведь не…? – нерешительно посмотрел на него Криденс.
– Да, именно.
– Хорошо.
Он сомневался ещё мгновение, а затем вложил свою ледяную руку в ладонь Персиваля, почувствовав, как горячие пальцы волшебника сжимают его собственные.
– Не бойся, это неприятно, но быстро, – Грейвз успокаивающе улыбнулся, и привлёк парня к себе, кладя руку на его шею, больше для контроля. – Так перемещение даётся проще, – пояснил он шёпотом, и трансгрессировал.

@темы: @фикрайтерское

URL
   

Предрассветное. Синее. Раннее. И летающих звезд благодать.

главная