ArztinAsche
Люби Есенина в себе!
Фандом: Политика
Основные персонажи: Юлия Владимировна Тимошенко, Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Анатольевич Медведев
Пейринг или персонажи: Персонажи: Дмитрий Анатольевич Медведев, Владимир Владимирович Путин, Юлия Владимировна Тимошенко. Пейринги? Их есть там)
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Драма
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 6 страниц

Описание:
Ночь. Весна. Он, Она и судьбы их стран, внезапно вручённые им.

Посвящение:
Посвящается великолепным:
Чудо с желтыми глазами - ficbook.net/authors/Чудо+с+желтыми+глазами
Марго Ивановна - ficbook.net/authors/Марго+Ивановна
Jem Griffith - ficbook.net/authors/Jem+Griffith
Croissant_8 ficbook.net/authors/Croissant_8
Максим Максимыч - ficbook.net/authors/Максим+Максимыч
за их невероятные работы, которые спасли душу слешера во времена тьмы и беспросветности

Публикация на других ресурсах:
Да, пожалуйста) Только с копирайтом и ссыль пришлите! И не забывайте, что в Сибирь все вместе пойдём. Пешим ходом и в кандалах))))
Примечания автора:
данная работа является вымыслом и никакого отношения к реальным людям, в ней упомянутым, не имеет! Если же, вы всё-таки усмотрите какие-то сходства, то знайте, что всё написанное писалось с огромным патриотизмом и почтением ( к последним двум персонажам- бесспорно). Пожалуйста, не рассматривайте данную работу, как попытку насмешки или издевательства, делайте скидку на психологию старого слешера. И слешер во мне глубоко уважает действующих лиц, желает им долгих лет, благосклонности Мерлина и процветания ( последним двум персонажам- бесспорно).

Она отрешённо наблюдала, как яркие огни хаотично сменялись участками абсолютной темноты и безмолвия, в резиденциях, которыми в данный момент не пользовались. За окном бронированного автомобиля премиум-класса, а какой же ещё мог быть у Премьер-министра, так же хаотично пролетало и само Рублево-Успенское шоссе. Удивительно, но покинуть страну и уехать сюда, даже на одну ночь, было совсем не сложно, хоть и казалось чем-то невыполнимым в начале. Сложнее было решиться на этот шаг, убедить себя, перебороть гордость, связаться с Ним. Он, конечно, был удивлён. Они и виделись-то всего несколько раз, и даже в те разы, Она отлично понимала, что ведя переговоры с Ним, Она ведёт их, на самом деле, совсем с другим человеком. Сегодня же пришло время говорить лично. Шанс был всего один. В силу причин, Она два с половиной года не могла влиять ни на что, и вот случай представился. Её политические партнёры, своими действиями, кажется, довели ситуацию до полного краха. У её Страны осталась лишь одна надежда. И Она не подведёт !
Забыв про гордость и политические убеждения, Она несколько дней исступленно набирала номера: просила о встречах, советах, рекомендациях, требовала повлиять, дать оценку, но в ответ слышала лишь: «Не встревай!», «Сейчас не время!», «Надо дождаться результатов», «Переговоры? Только не с ними!», « А Вы уже на свободе?». Она ждала новостей, как результатов обследований в больнице перед операцией, но спокойней не становилось. И вот, решение нашлось само. Она надеялась, что сможет изменить что-то сегодня. Она верила в это.
Машина мягко затормозила во дворе резиденции, название которой было на слуху у большинства граждан.
- Горки. Прибыли. – водитель безукоризненно выполнял свои служебные обязанности, и даже не обернулся к ней, чтобы сообщить это.
Она не успела повернуться к противоположному окну, чтобы рассмотреть особняк, утопающий в ночной тьме, как и многие другие по соседству, когда дверь распахнулась, и в салон заглянул начальник охраны.
- С прибытием. Хорошо долетели? Вас ждут.
Ещё один профессионал своего дела. Ответов он ждёт только на вопросы, важные для того или иного задания, но никак не на риторические. Уж Она-то это успела узнать.
Начальник секьюрити галантно подал ей руку. То ли соблюдал этикет, то ли правда джентльмен по натуре. Возможно, жалеет её, веря всему, что о ней рассказывали эти два с половиной года в СМИ, и действительно считает, что её здоровье не позволит ей самостоятельно покинуть салон машины. Его помощь приняла, даже не удостоив его взглядом, ещё помнила последнюю встречу, когда он отвечал за безопасность совсем другого человека, красивые жесты ничего кардинально не меняли в его натуре.
Она на секунду остановилась возле ступеней, ведущих к входной двери, чем, видимо, вселила в начальника охраны уверенность в том, что третья версия- самая правдивая.
Горки-9. Резиденция Президента. Входит в число его четырёх официальных резиденций. Только вот, сейчас она принадлежит совсем не Главе Державы. Вопреки всем правилам и предписаниям, лучшая президентская резиденция и лучшая президентская охрана, по приказу самого же Президента, были переданы его Премьер-министру. Ему нужнее? Личное необъяснимое желание? Прихоть? Она, по-настоящему, никогда не понимала действий ЭТОГО человека.
- Простите…- голос охранника за левым плечом отвлёк от размышлений. Она молча продолжила свой путь к входной двери. Чего доброго, этот цепной пёс совсем сжалится над болезной, и решит за ручку отвести. Хорошо, что в темноте никто не увидел её улыбку.
После непроглядной ночи за спиной, даже неяркое освещение холла резало глаза с непривычки.
- Добрый вечер….или уже ночь? – хозяин резиденции пытался шутить? – Признаюсь, до сих пор удивлён Вашей просьбой. Надеюсь, перелёт был комфортным?
Она совсем недипломатически тряхнула головой, привыкая к свету, и сделала несколько шагов навстречу.
- Благодарю Вас, – Она ответила на его рукопожатье, - перелёт и поездка ничуть не утомили. Кажется, Ваш запасной план не пригодился, всё прошло намного проще, чем мы с Вами планировали. Спасибо, что прислали машину.
- Разве я мог иначе? – Он обезоруживающе улыбнулся и жестом пригласил её следовать за ним.
- У Вас тут очень уютно. – Несмотря на напряжённость и нереальность этой встречи, от её внимательного взгляда не ускользнула показная незатейливость, состоящая из изящества и элегантности обстановки президентской резиденции.
- Спасибо. – Он снова улыбнулся. –Заслуга жены. Я передам Ваш комплимент. Ей будет приятно.
- А Ваша супруга...? – Она внутренне напряглась.
- Нет, конечно, нет! Она в Петербурге. Я понимаю, дело-то государственной важности. – Он задорно подмигнул ей, обернувшись через плечо.
Если бы она могла фыркнуть и рассмеяться, Она бы так и сделала. Мальчишка же, ей Богу!
-Прошу Вас! –Он, широким жестом, распахнул перед ней дверь комнаты на втором этаже. Кабинет. Деревянная обшивка, драпировка зелёным сукном. Представительно, но ничего лишнего.
- Благодарю, Вы так лю…- Не успела Она сделать шаг через порог кабинета, как ей под ноги бросилось что-то резвое и мохнатое, едва не лишив равновесия. Мёртвой хваткой, плевать Она сейчас хотела на ранги, вцепилась в его руку, едва успев сдержать испуганный выкрик и парочку нелицеприятных выражений.
-Простите, простите, пожалуйста! Это Дорофей! Ничего не можем поделать – он тут хозяин! – Он с извиняющейся улыбкой сгрёб огромного пушистого котяру – Дорофея, в охапку и выдворил за пределы кабинета. – Обожди-ка снаружи, приятель. Этот охламон напугал Вас? Не привык он к гостям, сами понимаете, посторонние тут-редкость.
- Ничего. Всё нормально. Не переживайте. Я просто не ожидала. Милый котик.
Она аккуратно прошла в кабинет, и, проигнорировав предложение присесть в мягкое удобное кресло, замерла у окна.
- Шикарно выглядите. После всех Ваших злоключений. Тут разное в прессе писали, но все они не правы. Хотя, Вы изменились, конечно.
Кажется, разговор начинал перетекать в деловое русло или это его праздное любопытство?
- Те места, где я была все эти годы, меняют, знаете ли. А Вы что же, доверяете СМИ? - интересно, Он действительно ожидал увидеть её тут в инвалидной коляске?
- Почитываю иногда.
Она кивнула и снова повернулась к тёмному проёму окна. А тут уютно. И спокойно. Впервые за несколько лет ей так спокойно. В кабинете мягкий приглушённый свет, почти домашняя мебель, на обивке кресла шерсть Дорофея, пахнет мятным чаем. Обитель Премьер-министра она представляла несколько иначе. Хотя, большой парадный портрет Президента на стене непрозрачно намекал на предпочтения и политическое кредо хозяина.
- Хотите чаю? – а Он действительно галантен.
- Нет, спасибо. Я совсем ненадолго. Меня могут хватиться. – Она здесь не для мятного чая.
- Хорошо. – Хозяин кабинета напряжённо вздохнул и подошёл к ней. – Итак, Вы…?
Он действительно не знает, зачем Она здесь на самом деле?
- Прежде всего, знайте, что я глубоко ценю Ваше согласие на эту встречу. Просто, так вышло, что с Вами мы всегда общались гораздо реже, чем с Вашим непосредственным…начальником. Президентом. – Как бы правильнее подобрать формулировку? И почему всё её внимание приковано к, ставшему почти традиционным, красному галстуку Главы Государства на портрете?
Правда Он, кажется, и не собирался поправлять её.
– Но сейчас именно Вы- единственная надежда моей страны. Моя единственная надежда.- наверное, за два с половиной года Она совсем отвыкла от громких публичных речей, потеряла дар убеждения, и сама чётко не понимала, что пытается сказать ему.
- Ваша личная? – Он удивлённо склонил голову к плечу.
Вот как…Он решил помочь ей. Хорошо. Она шанс не упустит!
- В данный момент между нашими странами разгорелась нешуточная вражда, но я тут и всё, что я могу –это просить Вас повлиять на ход событий. – Она вспомнила, как подчинять себе слушателя. - Мне бесполезно обращаться к Главе вашего Государства, у нас с ним, скажем так, сложились напряжённые отношения, я пришла к Вам. Я пришла просить Вас быть снисходительнее, я готова предложить Вам что угодно. Я готова встать на колени, но я прошу Вас не ставить на колени мою Страну!
Да, дар убеждения никуда не делся. Жаль, что эту пламенную речь точно не покажут по центральным каналам.
- Страну? – Он задумчиво смотрел прямо перед собой в ночь за окном. – Она-это всё, что волнует Вас сейчас?
Ого! Очевидно, у кого он учился проницательности, стиль узнаваем мгновенно.
- Хорошо. Лукавить сейчас- не лучшее стратегия. Меня всегда будет волновать моя Страна, но я здесь не только по этому поводу. Возможно, то, что я сейчас скажу противозаконно, может, я не имею право это говорить, это выходит за рамки политического этикета и это точно не предмет для переговоров на таком уровне, но ТАМ сейчас находится человек, ради которого, я готова пожертвовать многим…почти всем!
Зачем Она это сказала? Это ему было знать ни к чему. С ней явно что-то не то после этих знаменитых на весь мир двух с половиной лет.
Он ничего не ответил, вместо этого -подошёл к столу, подхватил пепельницу с его края, порылся в ящиках стола, выудил из их недр пачку сигарет и вернулся с добычей на старое место дислокации.
- Вы курите?- удивлённо.
- Нет, - немного смущённо – бросил на четвёртом курсе. Вредно это. – Он открыл пачку и протянул ей – А Вы?
- И я не курю.- Не глядя, взяла предложенную сигарету, отрешённо наблюдая за тем, как Он открывает окно. Она не курила ещё дольше, чем Он. Вкус табака показался просто отвратительным, но, как ни странно, это немного успокаивало.
- Знаете, если я сейчас полностью поддержу каждое сказанное Вами слово, а особенно последнюю часть Вашего крайне эмоционального монолога, то, наверняка, это тоже будет противозаконно, неэтично, и идти в разрез со всеми правилами политического этикета. И, совершенно точно, говорить такое вслух человеку моего положения и должности не позволяется. – Он не смотрел на неё, а Она, только сейчас, с изумлением увидела в человеке напротив зеркальное отражение всех своих эмоций: напряжённые скулы, глубокие затяжки, чуть подрагивающие пальцы, когда Он стряхивал пепел, бьющаяся жилка на шее, взгляд вдаль, чтобы избежать прямого визуального контакта и тем самым выдать себя. Она что-то упускает? Стало невыносимо душно.
– Мы ведь можем что-то сделать в этой ситуации!
– Вероятно.
«Вероятно»? Это всё? Когда Она говорила, что готова на многое, Она ведь не врала!
Всё просто и так обыденно: потушить сигарету, которой затянулась от силы пару раз, отодвинуть в сторону пепельницу, сделать полшага вперёд, успеть насладиться выражением крайнего изумления на его лице, податься на несколько сантиметров ближе…
Если бы ей несколько недель кто-то сказал, что Она будет целоваться с Премьером соседнего государства в его кабинете, когда война между их странами- вопрос нескольких дней, а быть может - часов, Она не тянула бы с приговором подобному наглецу. Но сейчас… Она пойдёт на всё. Она никогда не отступает от своих слов!
Он ответил. Порывисто, внезапно, бесшабашно. Его ладони смяли тонкое белое кружево её платья. Она долго выбирала свой наряд, и белое кружево, изысканно и ненавязчиво украшенное драгоценными камнями, получило высший балл в этом рейтинге. Теперь это произведение дизайнерского искусства, как и Она сама, находилось в его руках.
Но всё это длилось всего несколько секунд. Будто опомнившись от наркоза её речей, горького табачного дыма, и необычно душного мартовского воздуха, Он мягко сжал её плечи и отодвинул на шаг от себя, по-прежнему не отпуская рук.
- Простите меня. – Он даже не смотрел на неё, как провинившийся школьник, внимательно рассматривал носки её белоснежных туфель на высокой шпильке. – Измена- это не то, что спасёт сейчас нас с Вами и наши страны.
- Вы, что же, никогда не изменяли жене? – откуда в ней столько наглости? Из тех мест, где пришлось провести последние годы? Её же только что отвергли!
- Простите. – Он наконец-то отпустил её, невесомо, кончиками пальцев поправил сползшую ткань платья на правом плече, и сам сделал шаг назад. - Вы потрясающая! Желать Вас- удел любого зрячего мужчины. И огромная честь для меня, что Вы пришли именно ко мне, доверив мне Ваши переживания и судьбу страны, хотя, логичнее было бы просить ЕГО о встрече. Тем более, учитывая Ваши с НИМ особые отношения.
- Не было у нас никаких особых отношений! Мы всегда были по разные стороны баррикад! –праведно возмутилась.
Показалось, или Он сейчас облегчённо вздохнул?
- Мы с Вами одинаково скользкие политиканы, но в этой грязной политике, всё же, есть что-то, что не продаётся и не предаётся. Возможно, я и изменял жене, но никогда- Президенту!
Почему так душно, чёрт же возьми!
- То есть…- ещё и с голосом что-то не то.- Вы хотите сказать, что никогда не шли вразрез с идеями его партии?
- И это в том числе, разумеется. – Он глубоко вдохнул ночной воздух и тяжело, двумя руками, облокотился на подоконник.
Она безмолвно замерла рядом с ним, плечом к плечу. Он прав, они чересчур одинаковые. Даже должности у них похожи: Он- Премьер-министр, Она-бывший Премьер-министр.
И вдруг стало до горечи ясно, что ей не стоит радоваться его секундной слабости и перестать списывать его действия на собственную неотразимость, скорее, нужно завидовать. Завидовать той ЛИЧНОСТИ, которая, по праву заслуживала таких вот его поцелуев, прикосновений и порывов, безраздельно владея ими в частности, и им самим в целом. То, что произошло несколько секунд назад – просто предел нервного напряжения. Хотя, может это и к лучшему, что кто-то из них рассуждает здраво в этой ситуации? Измены не спасут никого из них. Кстати, с каких таких пор Она цитирует его слова?
-Если ТАМ что-то начнётся, что-то глобальное, я имею в виду, то мы с Вами услышим это? – Она поёжилась и обхватила руками плечи. Невозможно было вспомнить, сколько времени они провели в полном молчании, глядя в чернила ночи за окном.
-Нет, что Вы, для этого мы слишком далеко находимся, чтобы услышать. Но, если ЧТО-ТО всё-таки случится этой ночью, в этот кабинет позвонят в первую очередь. Так что, мы всё равно узнаем всё из первых уст, так сказать. – Он снова закурил.
Душно. Март выдался на удивление тёплым, у распахнутого окна совсем не чувствовался холод или ей только так казалось? Почему там, дома, люди так продрогли от холода, почему поднимали воротники и кутались в шарфы? Нестерпимо душно- дышать нечем.
-ОН сейчас там?- решилась всё-таки.
- Да. – Он прикрыл глаза, потушил едва подкуренную сигарету в пепельнице и рвано выдохнул. Нервы на пределе. Она не одна такая.
-Сам? Лично? Но…об этом нигде не сообщалось.- гневный, обиженный взгляд на портрет, будто ей лично обещали что-то иное, но цинично обманули.
-Лично. Много о чём не сообщается, нам ли с Вами об этом не знать, так ведь? – насмешливо.
Так душно.
- Я бы всё отдала, чтобы сейчас оказаться там. – Она сама не понимала, как так случилось, что они столь быстро забыли о политике и судьбе своих стран.
Он согласно кивает. Не спрашивает, к кому конкретно Она собралась сорваться среди ночи в одну из самых напряжённых политических точек сейчас, ради кого решилась на такой смелый шаг, кого она ставит выше приоритетов Страны, просто кивает.
–Но мы с Вами туда не поедем в любом случае.
–Не поедем. –соглашается Она. – Как Вы думаете, что с нами будет? Со всеми нами?
– Откуда бы мне знать это? – Он удивлён. - Возможно, наше правительство, как и ваше, пойдёт в отставку. Возможно- под суд! Но ОН останется. И ОН справится. По-другому не бывает.
– А что будет с Крымом после этой ночи?
–ОН позаботится о нём!
– А с моей страной?
–ОН позаботится и о ней!
Только сейчас Она по-настоящему осознает значение фразы про отставку и суд, испуганно смотрит на него
- А с Вами? Что будет с Вами?
Он лишь улыбается. Она- отрывисто кивает. Ну, конечно, ответ всегда будет оставаться единым, как Она сразу не поняла?
– Мне, наверное, пора? – неуверенно.
- Да, утром Вам лучше быть уже в своей резиденции. Ситуация, сами понимаете.
Она, конечно, понимала, как же иначе?
- Я провожу Вас.
- Нет! – так категорично, будто он был Её Премьером. – Не стоит этого делать. – уже мягче. – Я сама найду дорогу, не утруждайтесь. Вам лучше оставаться здесь, вдруг позвонят. Вы же сами говорили.
- Но...
- Нет! Всего доброго!– Она резко развернулась на каблуках и, придерживая платье, поспешила прочь, пока Он не передумал.
- Постойте!
Она замерла, едва коснувшись пальцами ручки двери, медленно повернула голову.
–Я…Вы знаете, я передам Владимиру…ну, основные тезисы нашей беседы. И то, что Вы сделали для поиска компромиссов.
Она улыбается мягко и почти благодарно. Ничего не изменилось с того знаменитого саммита в Сеуле, Он всё так же передаёт всё Владимиру. И почему-то Она знала, с каких именно «тезисов» они начнут брифинг, когда встретятся.
Дверь за её спиной закрывается мягко и бесшумно. Обиженный Дорофей всё ещё вылизывается на лестнице, провожая недовольным взглядом нежданную гостью, ради которой хозяин так подло ущемил его права и нарушил его кошачий Устав.

Цепной пёс – начальник Службы Безопасности, терпеливо ждал её на пороге.Аккуратно,почти нежно помог сесть в машину, всё-таки пожалел?Машина двинулась к выезду так же мягко, как происходило всё сегодняшней ночью. Она не отрывала взгляда от единственного освещенного окна на абсолютно чёрном фасаде здания.
Разве не очевидно? Лучшая резиденция Президента - его Премьеру? Это же естественно! "Мы с господином премьер-министром дружны. Дружны много-много лет." Лучшая президентская охрана? Ну, а как же ещё?!
"И мне кажется, мы можем этим гордиться." Ведущие проекты страны? Без вариантов! " Мы с ним действуем исключительно руководствуясь интересами страны и народа".
Она догадывалась об этом раньше? Возможно. Но это не её история. Свою историю ей только предстоит писать, с завтрашнего дня.
- В аэропорт, пожалуйста. До рассвета я должна покинуть этот город.
Водитель согласно кивнул, по-прежнему не глядя на пассажирку, избегая даже того, чтобы её отражение попадало в зеркало заднего вида.
Она расслаблено откинулась на сидение. Завтра. Всё будет завтра. Неожиданные повороты, резкие пресс-конференции, призывы к действиям, холодная конфронтация, взаимные обвинения.
А на данный момент, со своей миссией Она справилась. Необходимо было что-то сделать, и немедленно, пока всё не закончилось катастрофой и трагедией, и Она сделала это! Возможно, Она тысячу раз оспаривала их политический курс и открыто обвиняла этот тандем во всех грехах, но сегодня Она- это всё, что осталось у её Страны. Надо было совершить такое опасное путешествие, чтобы понять, что Она врала себе, врала Ему- не может и не могло быть на Земле чего-то дороже её Страны! До этой ночи, казалось, что это возможно, но сейчас приоритеты расставлены. Только ради НЕЁ Она готова была пойти на всё, даже на такую встречу, а может и на несколько подобных. Её Страна- это она. Она- это…!

@темы: @фикрайтерское, @политика